Бытовое

У меня сломалась клавиатура. Я пролил на неё банку с чернилами для перьевой ручки, и она захворала: кнопки перестали отжиматься. Нажмёшь — и полминуты ждёшь, пока там, внутри, отклеится. А слово «привет» на экране за эти полминуты растягивается на полстраницы.

Снял клавиши, вымыл. Протёр влажной тряпкой остальное. Долго любовно брал каждую клавишу, промывал под струей чистейшей родниковой водопроводной воды, клал в тазик сушиться. Потом от скуки сушил феном; пока сушил, осознал, какой огромный процент времени в моей жизни занимает компьютер и что без клавиатуры делать ничего не остается, кроме как говорить по телефону с Ваней С., обдумывать следующие грандиозные метромарафоны и писать ЕГЭшные сочинения (но сочинения — скучно, поэтому по субботам я их не рассматриваю). Собрал клавиатуру обратно (оказывается, я могу поставить в нужные места почти все клавиши, ни разу не заглянув на предусмотрительно сделанную до сборки фотографию).

Сборка клавиатуры

Есть одна маленькая незначительная ошибочка

Подключил, протестировал, внутренне порадовался. Работает. Пишет. Печатает. Даже громкость регулирует! Ура, типа.

Через два часа вода с влажной тряпки проникла-таки куда-то не туда, и резко возросло количество букв на одно нажатие. Слово «привет» стало уже не таким длинным, но читать его всё же было затруднительно. Пришлось-таки идти и покупать новую клавиатуру, хоть старая и была теперь чиста и аккуратна.

Вывод: важно не то, что снаружи, а то, что внутри. И иногда — лишь иногда! — первое влияет на второе.