Прямой эфир неумолим

На телевидении есть такая штука — прямой эфир. В прямом эфире, как утверждается, на российском телевидении идут политические ток-шоу и, чаще всего, программа «Познер». И если по поводу первых говорить нечего — всё уже сказано, то программу Владимира Владимировича — жаль. Искренне. Жаль, что ей отводится всего час эфирного времени.

Вот смотрите. Это выпуск программы «Познер» с Эдвардом Радзинским.

Последние десять минут этого выпуска - это экшен. Более напряжённого и напрягающего экшена за последние три месяца я не видел. В эти десять минут успевает накалиться и разрешиться конфликт между говорливым Радзинским и вынужденным представлять интересы рекламодателей Первого канала Познером — конфликт невидимый, но присутствующий. Радзинский говорит правильные вещи, и хочется, чтобы он и дальше их говорил, а Познер явно раздражается, подавляя в себе желание его прерывать. Но приходится.

Прямой эфир неумолим, и в этом его единственный минус. Гораздо хуже, когда сказать нужно много, а времени мало, чем когда наоборот.

Будь я владельцем телеканала или радиостанции, я бы ставил после прямого эфира то, что можно с лёгкостью убрать из сетки вещания: фильмы и политические ток-шоу. Всё равно каждый день там — одно и то же.

А выпуск всё-таки посмотрите.