Зарисовки |

№ 14

День. Полночь. Морское побережье, иссыпанное песком и испещренное камнями, один из которых гладки, другие — шершавы, а третьи ранят, стоит лишь прикоснуться.

Абсолютная индифферентность. Никого. Ничего не происходит, кроме запланированного природой и созданного ей постепенно и аккуратно, отборочно.

Вокруг редко и несогласованно летают мыслесгустки, сообращаясь друг с другом и создавая причудливые смыслы и подсмыслы, питая друг друга на расстоянии и подпитываясь от окружающей среды. Летают. Тихо.

И вдруг, похожий на взрыв нейтронной бомбы, раздается оглушительный треск, затмевающий всё окружающее. Два прекрасных самодостаточных сгустка сталкиваются лбами, совершенно неожиданно для самих себя, и с каким-то утробно-неоднозначным звуком, глушащим всё на расстоянии нескольких сгустков, реагируют друг с другом долю микросекунды. Над песчаным ландшафтом не остается ни единого сгустка. Все исчезают. И проявляются снова позже — все, кроме тех, столкнувшихся.

И вновь продолжается медленно-хаосовая летьба, не затрагивающая никого и ничто, даже саму себя.

Только что стало на два сгустка меньше.

Жаль, что я раньше не поймал сгусток о том, что все мысли — это сгустки. И что плюс с минусом дают не минус — они дают ноль. Только и всего.

Жизнь — это плюс или минус, всегда. Человек не переходит в сознательное состояние, пока его не накормят минусом или плюсом. А как только человек теряет минус или плюс, жизнь заканчивается. Поэтому так трудно от них избавиться.

Жизнь — это не ноль. Не бывает живых нулей.