РецензииКино |

«Кролик Джоджо»

Идёт маленький Йоханнес по улице, видит — стоит бочка. Открывает крышку, вскрикивает от радости: «Мёд!» и тащит домой. Дома ставит в гостиной на стол вместо вазы и ест потихоньку, пока мама не видит. А в бочке — не мёд, а раствор цианистого калия.

Последний (и первый) фильм о войне, который я видел — «В бой идут одни „старики“» (СССР, 1973). Мне было тогда двенадцать лет, и понял я тогда из него только то, что фильмы о войне — это скучная чушь, и больше их смотреть не надо.

А тут мне посоветовали посмотреть «Кролика Джоджо», и мне страшно понравилось.

Как бы так пересказать, чтоб не заспойлерить. В общем, в нацистской Германии живёт мальчик по имени Йоханнес, которого все называют Джоджо. Ему десять лет, и он всячески поддерживает политику партии, вступил в юнгфольк (младшую группу гитлерюгенда) и вообще хочет стать личным охранником фюрера. Копия фюрера живёт у него в голове, притворяясь воображаемым другом (режиссер и сценарист Тайка Вайтити в роли Гитлера бесподобен). Проблема в том, что его мама, которая Скарлетт Йоханссон, оказывается, прячет дома еврейскую девочку, и это, понятно, мальчика тревожит. Ну, и дальше нехилый такой конфликт, который усугубляется... Вот теперь скачивайте и смотрите, лучше в оригинале.

Несмотря на жанр, смешно становится только когда в кадре появляется оображаемый Гитлер в исполнении Тайки; всё остальное время — совсем не смешно. Фильм за секунды, как подметил один критик, превращается из комедии в трагедию, и в этом его главная ценность: я ни разу не видел ничего рассказывающего про Вторую мировую с такими эмоциональными американскими горками. В первый раз я смотрел его по-русски и подумал, что неплохо бы потом пересматривать, когда станет грустно, а через день пересмотрел на английском и понял, как сильно ошибся.

А для тех, кто уже посмотрел, вот кнопка, там много интересного из нарытого мной в приступе эйфории после просмотра. Считаю предыдущее предложение полноценным спойлер-алертом, так что не говорите, что я вас не предупреждал.

Итак, если вы посмотрели фильм, с вами можно делиться мыслями.

Во-первых, в «Джоджо» удивительно проработанный сюжет и персонажи: можно без особого труда составить характеристики на всех, и в них не будет дыр и недомолвок. Про самого Джоджо вы и так всё поняли: маленький мальчик, очарованный пропагандой и, понятно, не задумывающийся о её причинах, про которого офицер гестапо, приходя в дом с инспекцией, так и говорит: «Побольше бы нам таких юных слепых фанатиков». Его мать Рози — какая-то удивительно сильная женщина, которая понимает, что её единственный оставшийся сын — фанатик, но скрывает от него, что работает против тех, за кого он, и что доказательство её работы двадцать четыре часа в сутки сидит в мансарде, получая недоеденные ей ужины. При этом она постоянно слышит от сына высказывания о том, что рейх скоро победит и будет править миром, но умудряется аккуратно их парировать (впрочем, получается не всегда). Про отца мало что понятно, но важен не он, а его отсутствие (из-за которого Джоджо себе Гитлера и выдумал). Капитан Кленцендорф, самое заметное лицо в местном гитлерюгенде, — тоже явно всё понимает, но ему наплевать (или, может, страшно, не знаю). Его помощник Финкель — как и капитан, не на фронте, причём со временем по его поведению становится ясно, почему (забавно, как такие мысли запускаются высказыванием капитана о комиссии с фронта из-за потери глаза). Фройляйн непомнюкакфамилия — единственная фройляйн в подчинении капитана — тупая как пробка. А самый туманный персонаж во всём фильме — друг Джоджо Йорки, но его туманность нам по барабану: он нужен как единственная надёжная отрада Джоджо в окружающей его неопределённости, а ещё чтоб лишний раз посмеяться над рейхом в конце его существования (помните, его призвали и выдали бумажную форму).

Чтобы избавиться от ощущения, что всё это как-то очень картонно, вспомните, что фильм — это трансляция тогдашней реальности глазами десятилетнего ребёнка, испуганного, с промытыми мозгами и неустойчивого к когнитивным диссонансам (которые во второй половине фильма — сплошь и рядом).

Во-вторых, тот, кто придумал засунуть в фильм гамбургские записи The Beatles и немецкую версию «Heroes» Дэвида Боуи, — молодец. И вообще музыка в «Кролике» очень классная.

В-третьих, я почитал оригинальный сценарий, составленный Тайкой ещё в 2012 (и основанный на книге Кристины Лёненс «Птица в клетке»), и там есть интересное.

Например, прямо на первой странице написано, что действие происходит в Вене, а не в Берлине, как подумали многие, и начинается в 1944 году (что плохо вяжется с фразой Рози «Союзники захватили Италию, Франция следующая» за ужином с Джоджо в середине фильма, потому как Италия сдалась союзникам в сентябре 1943). На это же указывает фраза Эльзы «He proposed to me on the banks of the Fluss» («Он сделал мне предложение на набережной... Fluss»), которую она говорит про своего бойфренда и которую на русский язык, естественно, перевели, не разобравшись. А зря. Fluss — не только «река» по-немецки, но и разговорное название реки Вены. Вот поэтому фильмы надо смотреть в оригинале.

Далее — выдержки из сценария, перевод мой.

Наставник юнгфолька (тот, который потом сворачивает шею кролику) называет отца Джоджо дезертиром, а Джоджо не знает, кто такой дезертир:

КРИСТОФ
От него два года никаких вестей. Он просто трус, как и ты.

ГАНС
Да, он дезертир.

ДЖОДЖО
Нет, он сражается!

<...>

ДЖОДЖО (Адольфу)
Они назвали меня трусом. И ещё они сказали, что мой папа не воюет, а готовит десерты. Но я знаю, он сражается, сражается за тебя, за меня и за Германию.

АДОЛЬФ
Конечно, сражается! И десерты готовит. Ничего зазорного в этом нет. Боже, его пирожки с заварным кремом — единственное, что поддерживает моральный дух там, на фронте!

На месте, где в фильме мать Джоджо вместе с сыном заявляется в офис капитана, в сценарии Джоджо приходит один, и происходит диалог:

КЛЕНЦЕНДОРФ
...Ты теперь, я так понимаю, мужчина в доме, так что надо придумать тебе занятие.

Пауза: не знает, что делать дальше. Все пялятся на Джоджо.

КЛЕНЦЕНДОРФ
Есть идеи?

ОФИЦЕР 1
Мм, думаю, ты мог бы распространять эту вот информацию.

Указывает на высокую стопку брошюр в углу.

ОФИЦЕР 2
И доставлять эти призывы.

ДЖОДЖО
Повестки. А мне такую не дадут? Я в хорошем физическом состоянии.

КЛЕНЦЕНДОРФ
Позже, Джоджо, ты только поправляешься. Пока можешь начать с малого. Призывы и пропаганда.

ДЖОДЖО
Ваша воля для меня закон. Я исполню приказ в точности. Стоп, а в чём разница между информацией и пропагандой?

Пауза.

ФИНКЕЛЬ
Просто доставь их, мальчик.

Ну это уж точно могли оставить.

Сразу после Джоджо разносит повестки:

Он входит в маленькую ПРОДУКТОВУЮ ЛАВКУ и обращается к тихому продавцу с грустными глазами — герру Грушу. 

ДЖОДЖО
Хайль Гитлер, герр Груш.

ГЕРР ГРУШ
(видя шрамы Джоджо)
Что с тобой стряслось?

ДЖОДЖО
Фронтовая рана. Может быть, я получу медаль. Герр Груш, у меня повестка для вашего сына Клауса. Погодите, его же зовут Клаус?

Герр Груш вздыхает.

ГЕРР ГРУШ
Да, но он уже там.

ДЖОДЖО
Где?

Старик показывает наверх.

ДЖОДЖО
О, простите. Фюрер бы им гордился.

ГЕРР ГРУШ
Это обнадёживает. (Берёт письмо.) Меня тоже зовут Клаус.

ДЖОДЖО
Но вы...

ГЕРР ГРУШ
Они призывают нас, ветеранов Великой войны. Молодых больше не осталось. Всё это начинает шататься и трещать по швам. Я даже не знаю, как пользоваться огнемётом или противотанковым орудием. Так глупо. 

Бросает повестку на пол.

ДЖОДЖО
Вы можете, чем я, герр Груш. Все должны делать, что могут, и вас это тоже касается. Надеюсь, мне не придётся доносить властям о вашем бездействии.

(Пауза.)

Хайль Гитлер!

Длинная пауза. Герр Груш искренне улыбается и кивает.

ГЕРР ГРУШ
Пока, Йоханнес.

Джоджо разворачивается на каблуках и выходит.

Хорошая сцена: тут и фанатизм Джоджо, и слабость того, от чего он фанатеет. Тоже зря убрали (хотя, очевидно, сняли, потому что герр Груш указан в титрах).

Через некоторое время Джоджо с мамой отправляются отоваривать продуктовые талоны:

Фрау Бетцлер стоит в очереди за продуктами по талонам. Она отдаёт три ПРОДУКТОВЫЕ КАРТОЧКИ ПРОДАВЦУ.

ПРОДАВЕЦ
Три? Я помню, раньше у вас было только две.

ФРАУ БЕТЦЛЕР
А, да, но я придумала более эффективную систему. Теперь я использую три, и на двоих этого достаточно, но мы их растягиваем и едим вдвое медленнее. 3 на 2 — 6, видите? А теперь самое интересное: берём то, что было в начале, умножаем на 3, 7 в уме, отнимаем 2, потом снова прибавляем 2 (потому что нам на самом деле они нужны) и делим это всё на картошку. (Улыбается.) Просто же?

Продавец оторопело смотрит на неё; очередь подозрительно наблюдает за диалогом. Джоджо берёт у матери часть сумок с едой, и они выходят. 

А вот самое интересное. Фрау Бетцлер работает на самое что ни на есть конкретное сопротивление:

ФРАУ БЕТЦЛЕР
Рейх умирает, твой любимый злобный мужик проигрывает. Нечем будет управлять. А отец у тебя уже есть.

ДЖОДЖО
И где он? Выигрывает войну?

ФРАУ БЕТЦЛЕР
Он мужественнее, чем все твои... О боже...

Она резко останавливается. Мы видим, что на их входной двери НАПИСАНО БЕЛОЙ КРАСКОЙ:

O 5

Джоджо в недоумении. Фрау Бетцлер ловит ртом воздух. Соседи смотрят на них из окон.

ДЖОДЖО
Мм? У нас другой адрес.

ФРАУ БЕТЦЛЕР
(соседям)
Удивительно, правда? Так интересно!

Соседи задёргивает шторы. Фрау Бетцлер влетает в дом.

ДОМ ДЖОДЖО — ВХОДНАЯ ДВЕРЬ — ПОЗЖЕ

Джоджо с матерью оттирают краску от двери мокрыми щётками. Краска плохо сходит.

ДЖОДЖО
Что это значит, мама?

ФРАУ БЕТЦЛЕР
Ой, пфф, ничего, дорогой. Эти дурацкие местные дети хулиганят! Это, вероятно, что-то вроде смешной шутки.

ДЖОДЖО
O-5...?

ФРАУ БЕТЦЛЕР
Это, наверно, их возраст. Ха!

Смеётся и продолжает оттирать.

ДЖОДЖО
Это, наверно, их IQ.

ФРАУ БЕТЦЛЕР
Точно! O5! Здорово, мне нравится!

Джоджо смотрит, как она оттирает краску. Соседи тоже смотрят. Она оглядывается и подмигивает Джоджо.

Позже, по сценарию, такое же О5 будет написано на теле повешенной фрау Бетцлер. Ещё позже Эльза объяснит Джоджо, что О5 — это знак австрийского сопротивления и название одной из его групп: O5 → OE → Oesterreich.

В фильме про Австрию — ни слова, а О5 заменено листовками «Освобождай Германию, борись с партией», которые фрау Бетцлер раскладывает по городу и сжигает в камине. Позже такая листовка будет приколота к телу повешенной фрау Бетцлер.

Замена очевидная, но не равнозначная. Понимаю, саспенс, все дела, но мне было бы интереснее пребывать в недоумении, что такое O5, и смутно догадываться, а не предвещать повешение, прочтя листовку. (Тем не менее, предвещение повешения через постоянные крупные планы ног фрау Бетцлер, такие же, какие мы видим, когда она заставляет сына смотреть на других повешенных — очень классный режиссёрский ход, мне понравился.)

А вот ещё одна сцена про когнитивный диссонанс. Сразу после повешения мамы:

Садится солнце. Джоджо всё ещё в парке, сидит рядом с матерью, тихий и неподвижный.

Пара начищенных сапог появляется рядом с ним. Он поднимает голову и видит Адольфа Гитлера, который сочувствующе на него смотрит.

Джоджо снова опускает голову. Адольф трогает его за плечо и бесследно исчезает в ночной тьме.

Она разрушила бы момент, но контраст бы создала неплохой.

Ещё пара реплик, которые гораздо лучше, чем я, описывают маму:

ЭЛЬЗА
Она не хотела тебе говорить — по очевидным причинам.

ДЖОДЖО
(кивает, глаза наполняются слезами)
Потому что я нацист.

ЭЛЬЗА
Нет. Потому что она не хотела, чтоб ты знал что-то, что могло бы навлечь на тебя неприятности. Она хотела защитить тебя сильнее всего на свете, сильнее, чем меня. Ты был для неё важнее всего. 

Впрочем, это и так понятно.

Ещё вырезанный кусок диалога с Гитлером — уже после того, как настоящий Гитлер застрелился. Шутка могла бы выстрелить, но её убрали из сценария раньше:

ДЖОДЖО
Ты соврал мне. Ты соврал всем и вышиб себе мозги.

АДОЛЬФ
(самоуверенно)
Мозги очень переоценивают, друг мой.

И, наконец, шутка для знающих: «раздражающая музыка», которую исполняет орудие капитана, — это не что иное, как Канон Пахельбеля.


Из всего этого можно выцепить четыре мысли.

Мысль первая — из содержания. Если вы под воздействием пропаганды, вы не разуверитесь в её правильности, пока она (возможно, вашими же руками) не отберёт у вас что-нибудь очень значительное. Если вы при этом ещё и ребёнок — всё, капут. Вы так не узнаете, что всё это время, пока вас воспитывали в гитлерюгенде или любой другой молодёжной организации, вы ели мёд с цианистым калием (причём кормили вас люди, им же и отравившиеся). Вы не поймёте, как вам повезло, если ваши действия или действия тех, кого вы поддерживаете, до сих пор не сломали вам жизнь под прикрытием стремления к мнимой цели. Сцена, где Джоджо бежит за бабочкой по городской площади, пытаясь её поймать, садится на корточки, а потом резко — встаёт, при первом просмотре вогнала меня в ступор минуты на три (хотя до этого, как я уже писал, мне показали похожий кадр как минимум дважды, и я, следя за сюжетом, этого не заметил). Я и до сих пор не могу описать это нормальными словами. Вот это и называется когнитивный диссонанс. Настоящий, а не гротескные выпученные глаза доктора Брауна в «Назад в будущее».

Мысль вторая — из формы и подачи. Никого не надо бояться, а уж тем более — прошлого. Это, во-первых, контрпродуктивно, во-вторых, замедляет развитие, а в-третьих — опасно тем, что может воскресить прошлое в другой форме; что тут причина, а что следствие, каждый решает сам. Был один такой сумасшедший, чья государственная машина с согласия людей превращала их мозги в кашу, заставляя ненавидеть и убивать ни в чем не повинных других людей. Чтоб перестать конкретно его бояться, нужно его высмеять — что в «Кролике» и делается, причём качественно и со встроенным в сюжет обоснованием. Высмеивание не умаляет важности того, что случалось с миром из-за таких сумасшедших, но помогает перестать бояться.

Мысль третья, вытекающая из второй: «Кролик Джоджо» — смерть Гитлера. Окончательная.

Мысль четвёртая: если у меня когда-нибудь будут дети, я совершенно точно покажу им этот фильм лет в десять-одиннадцать. Он достаточно сбалансирован, чтоб привить против симпатии к войне и пропаганде в любом виде, но не создать причину для ночных кошмаров.

В международный прокат «Джоджо» вышел ещё осенью. А в России его не покажут никогда: так решил дистрибьютор, «не вдаваясь в причины такого решения» (хотя они после того, что случилось со «Смертью Сталина», и перед девятым мая вполне понятны). И это плохо. Этот фильм именно нам с вами очень нужен — особенно перед девятым мая.

Пожалуйста, прямо девятого мая его и пересмотрите — в десять утра, вместо телевизора.

Комментировать

Комментировать

  1. Кинопремия «Выбор критиков» в категории «Лучший молодой актёр или актриса» — Ро́ман Гриффин Дэвис за роль Йоханнеса «Джоджо» Бетцлера.

    Американской Гильдии сценаристов в категории «Лучший адаптированный сценарий» — Тайка Вайтити.