БЖД

Предыстория.

Есть у нас в Вышке предмет «безопасность жизнедеятельности». То есть не вот это вот всё с противогазами, гражданской обороной и прочим вроде полезным, но не очень, а про насущное: сколько длятся пары, как считается рейтинг и что сделать, чтоб вылететь, если очень хочется. Предмет  этот — совершенно официальный, а значит, оценка по нему выставляется в зачётную книжку (электронную). А чтоб выставить оценку, студентам дают домашнее задание. Студент выбирает из пары-тройки тем и пишет страницы четыре. А специальные люди сидят и читают потом это всё.

Я писал про студенческие мероприятия: сходил на три штуки и написал, лёжа с температурой 38,2°С. За четыре часа до дедлайна, конечно же. Что поставили — узнаете, когда прочтёте. Оценка многое скажет о том, куда я попал.

Продолжить чтение →

Поступление

24 июля, в этот понедельник, я поступил.

Искать специальность своей мечты я начал в начале одиннадцатого класса. Специальность долго не находилась, а я под давлением советов от людей, которые, как обычно, лучше всех знают, на кого мне нужно учиться, несколько раз забрасывал попытки поиска и занимался исключительно школьными проблемами — бесконечными мероприятиями, аттестациями, налаживанием отношений с ЕГЭ и трудной, через тернии, постановкой пьесы на школьный последний звонок (эх). Всё это время для всех окружающих существовала легенда: я поступаю в ВШЭ на программу «Медиакоммуникации» — это, как я, наивный, думал, журналистика, только обще́e, а потом оказалось, это чистый менеджмент, только в медиасфере. Медиабизнес, другими словами.

Продолжить чтение →

Из меня делают медиакоммуникатора

Кому-то я уже рассказал, а кто-то еще не в курсе, что летом я амбициозно захотел поступить в Высшую школу экономики. А чтоб поступить в Высшую школу экономики, нужно (желательно) отходить к ним год на факультет довузовской подготовки — сойти за своего, попробовать улучшить шанс на рекомендацию комиссии к поступлению. Поэтому, сбегав предварительно на день открытых дверей, в октябре я торжественно, взяв с собой четыре сольдо и азбуку, отправился на курсы.

Курсы назывались «Медиакоммуникации». Выпускали, да и сейчас выпускают медиапродюсеров, то есть тех, кто всеми в СМИ руководит да организовывает. (Ну, с моим организаторским талантом я, конечно, офигенных проектов наклепаю, когда меня выпустят, да.) На дне открытых дверей рассказали, на подготовительных курсах учат разнообразным азам плюс тому, как не завалить творческий конкурс при поступлении и не спиться с горя, чтоб не идти в армию. Азы, как выяснилось на первом занятии, — это основы управления медиапроектами, аудиовизуальное искусство (киносъемка) и сторителлинг (вот тут — подробнее).

В минувшую пятницу закончился первый модуль, про управление проектами.

Узнал многое, в том числе:

  • Почему покупка ботинок, когда я хочу купить удочку — это не проект,
  • как переводится с английского слово "attainable",
  • чем советское время отличается от нашего (в контексте медиа, понятное дело),
  • почему качество приобрело значение в российской медиаиндустрии сравнительно недавно,
  • сколько существует подходов к управлению медиапроектом (ой, мно-о-о-ого! Целых четыре),
  • почему исходя из возможности общественного порицания мне лучше не читать Fürfür,
  • почему «Доктор Хаус» — плохой сериал
  • и какой охват у предновогоднего обращения президента.

Вёл эти два месяца в корпусе на Хитровке Александр Викторович Сенько́, добрейшей души человек. Были бы мы с Ваней С. Нобелевским комитетом — вручили бы ему премию за человечность. Когда мы прибежали на защиту проекта (который должны были группой из пяти человек придумать, составить заявку, распечатать ее и на последнем уроке доказать, что он, наш проект — не хуже проектов остальных групп) и откровенно пожаловались на собственную неорганизованность — заявку составили, но распечатать забыли — Александр Викторович Сенько́ торжественно вручил нам ключ от кабинета с принтером. До сих пор храним на память дубликат ключа. И принтера.

223023758_5504971494315394227_1200x900

Защита тоже весело прошла. Один из проектов

Когда Сенько шутил, аудитория тряслась. Вся, вместе со стенами. Мы с Ваней С. вместо того чтоб писать конспекты, вбивали Caps Lock'ом его избранные импровизации в специальный файл, который потом превратили вот в это. Вне контекста понять то, что там написано, сложновато, но вы попробуйте.

Когда Сенько поставил нам с Ваней за модуль 99 баллов из возможных ста, аудитория опять затряслась, но исключительно в нашем восприятии. Другие студенты этого не заметили. Итог: Ваня до сих пор не может простить этот маленький недоборчик, а я — что я? Я включил внутреннего пофигиста, он полезен иногда. Ваня, познакомься со своим, полезный товарищ ведь.

Все остальные дифирамбы Ваня воспел в своем посте о первом модуле. Мне же остается добавить, что преподавание основ управления медиапроектами в школе сводилось бы к стабильному «дорогие дети, к следующему уроку учим шестой параграф плюс вопрос второй письменно, тетради соберу» — и к гробовому молчанию в ответ на любой вопрос по пройденному на прошлом уроке. И, наверное, поэтому во мне после окончания первого модуля проснулось усопшее было желание сдать уже этот несчастный ЕГЭ и забыть школу как страшный сон — сон с десятью процентами приятно-полезного и девяноста — ну, вы поняли.


ВШЭ, А.В.С., Ваня С., одногруппники — спасибо. Спасибо, что научили, не принудив прикладывать ненужных усилий.

И, как говорится, show must go on.