Жизненное |

О согласовании интервью на примере Ивана Сурвилло

Тут у Вани С. случилась история с согласованием интервью. Я всё ждал, ждал, когда же — и вот, треснула по швам его изначальная журналистская лояльность.

Ваня С. взял интервью о личном у Дмитрия Кибкало. Кто не знает, это основатель «Мосигры», магазина с развлечениями из прошлого века, в которые всё ещё (иногда) интересно играть. Дмитрий Кибкало оказался не на шутку разговорчив, и это сыграло с Ваней С. злую шутку: после интервью Ване написала жена Дмитрия, по совместительству пиарщик — мол, спасибо, ждём текст на согласование. А Ваня С., будучи журналистом хорошим, но по умолчанию лояльным к собеседникам, — этот текст выслал.

Жена оказалась не промах: вычеркнула из интервью, глазом не моргнув, всё хоть сколько-нибудь околополитическое. А на попытки Вани отыграться ответила: если хотите сохранить репутацию — примете правки и выпустите с ними. Не хотите — как хотите, но тогда согласовывать не буду. А то, что Дмитрий говорил в ванин диктофон — это «аванс». Вероятно, после интервью Ваня должен был перед Дмитрием сплясать — надо же как-то «аванс» отрабатывать.

Ваня, впрочем, в ответ тоже оказался не промах. Он с пометкой «при согласовании с женой Дмитрия в текст были внесены значительные изменения» описал всё это у себя в фейсбуке. И понеслось. Самым залайканным под ваниным постом оказался коммент с текстом «Ну хоть не с мамой!»

Настоящий журналист — не лоялист. Настоящий журналист — это учёный, который беспристрастно документирует реальность, не замалчивая никакие её стороны. Ваня С. поступил как настоящий журналист: он опубликовал интервью с дисклеймером, объясняющим, почему оно не такое, как ему хотелось бы, наплевав на то, что факт публикации негативно повлияет на реноме Дмитрия Кибкало и его жены-пиарщика. Он поступил правильно.

Если, идя на интервью к журналисту, вы ожидаете, что интервьюер станет для вас микрофоном, через который вы будете транслировать идеализированного себя — вы ошибаетесь. Такие интервьюеры — не журналисты, а обслуживающий персонал, пресс-служба на фрилансе, и их интервью не имеют ценности без чёткого понимания со стороны читателя, насколько, в какую сторону и с какой вероятностью интервьюер аффилирован. Такое понимание есть не у всех. Я, например, как читатель безграмотен совершенно: я могу отличить «Медузу» и программу «Вести недели», а то, что между ними, для меня — тёмный лес. Ваня как журналист упростил мне как читателю задачу, избавив от необходимости просчитывать гипотетическую аффилированность спикера. Ваня — молодец. Делайте как Ваня.

И ещё, на десерт. Если бы Ваня брал все свои интервью в прямом эфире и на видео — у него бы не было вообще никаких проблем с согласованием. Именно так должны работать все журналисты, претендующие хоть на какую-то объективность.

Комментировать

Комментировать