Жизненное |

У меня есть замечательная привычка: когда происходит что-нибудь противное и туманное, как сейчас, или я лежу с температурой — читать и смотреть максимально мрачные книжки и фильмы.

Когда я в последний раз лежал с температурой, я смотрел «Догвилль»; понятно, что бодрости мне этот просмотр не добавил. Сегодня я, чтобы отвлечься, перечёл подряд две повести Булгакова: «Дьяволиаду» и «Роковые яйца». Дальше в сборнике шло безобидное по сравнению с ними двумя «Собачье сердце», но с меня уже́ было достаточно.

При этом на английском я сейчас читаю «Замок» Кафки, и если про Булгакова можно сказать, что это так, фантастика, к реальному миру отношения особенно не имеющая, то Кафка — прямое отражение текущих новостей (которые я тоже читаю, чтоб понимать, какая именно страница Кафки сейчас происходит в реальности).

Ещё у меня есть Ричард Бах и Джером Клапка Джером. Первый в нормальной ситуации обычно вселяет надежду на будущее, но сейчас — ненормальная ситуация, и надежда на будущее — примерный аналог фразы «Всё будет хорошо»: вроде должно быть, но когда и где оно так будет — неизвестно; применять её сейчас в чистом виде — всё равно что занозу, не вытаскивая, заклеивать пластырем. Второй после Кафки читается очень легко, но когда начинает описывать места, где происходит действие, сразу хочется открыть гугль-панорамы и не закрывать их больше никогда, так там и оставшись; а это вроде эскапизмом называется, и чем его больше, тем труднее потом возвращаться.

А ещё есть пьеса Карела Чапека «Зараза», и, наверное, пока что я её читать не буду.

Комментировать

Комментировать