Английский язык |

Об упрощении английского языка

На днях я разговаривал со своей преподавательницей английского о том, куда он катится. В частности, она рассказала про Globish — сильно упрощённую версию языка, которую используют для международной коммуникации и к которой язык начинает сводиться в сознании его изучающего, если он не вникает в сложные разделы грамматики и, особенно, лексики (типа фразовых глаголов и устойчивых выражений).

Это навело меня на такую мысль: я не могу себе представить чувство обиды, которое испытывает искренне любящий свой язык англичанин. За двадцатый век он бесповоротно превратился в язык международной коммуникации, lingua franca, то есть язык, которым для удобства пользуются те, кто его не знает — и из него начали постепенно уходить отличительные черты и сложные для понимания конструкции. Люди, для которых английский язык — не родной, не используют в речи фразовые глаголы и устойчивые выражения, потому что у них есть синонимы, описывающие то же самое, но без культурного контекста — зачем грузить мозг культурным контекстом, когда можно не грузить? Следуя тому же тренду про разгрузку мозга, американцы практически перестали использовать в разговорной речи перфектные времена, а вместо них везде, где можно и нельзя, суют Past Simple. Это делает язык хотя и проще в изучении, но площе и беднее.

Упрощённая версия английского уже пришла, например, в Википедию: некоторые статьи там написаны не только на английском (English), но и на базовом английском (Basic English). Basic English — это контролируемый язык, то есть созданный искусственно под конкретные задачи. Через пятнадцать-двадцать лет, говорят лингвисты, такие упрощённые версии постепенно войдут в повсеместный обиход и превратятся в отдельный английский язык. Что будет тогда?

А вот вам ни на чём не основанное предсказание: ничего не будет. Ни через пятнадцать лет, ни через двадцать. Тренд к упрощению дойдёт до некоторой точки и остановится, потому что бесконечно упрощать невозможно, тем более — язык. Более того, мне кажется, что здесь работает та же логика, что и с no-code-программированием:

Если вдруг 99% людей в мире научатся программировать — произойдет ничего. Они нафигачат кучу приложений с мемами, а потом просто не смогут придумать, куда им дальше программировать.

Вастрик

Если 99% людей в мире выучат сильно упрощённую версию английского языка — произойдёт точно такое же ничего. Те, кому изучать язык мешает его сложность, на самом деле не знают, зачем он им нужен. Если сейчас у них нет достаточной мотивации к изучению языка, после его упрощения мотивация не появится: они не смогут придумать, что им делать с языком, отличным от родного, даже если он глобален и используется для международной коммуникации. Большинству людей не нужна международная коммуникация — им хватает той, что есть. Те, кому нужна, выучат язык до приемлемого уровня и без упрощения. А если решат, что, в общем, и так сойдёт, и выучат не до приемлемого уровня — носители языка просто не будут их уважать (что явно противоречит цели изучения), потому что см. выше, про чувство обиды.

Так что английский язык, может, и катится, но скоро докатится и остановится — за отсутствием постоянной гравитации.

Та же ерунда сейчас происходит с русским языком: кофе среднего рода или, скажем, это ужасное «то, что» вместо «что» — это избавление от лишних исключений, что тоже упрощает и уплощает. Но, во-первых, русский язык не глобален, и на него не настолько сильно влияют люди, которые его не знают (а значит, механика изменений в его случае, скорее всего, другая, и я не берусь писать про неё посты). А во-вторых, про русский язык по-русски напишут и без меня — что вряд ли скажешь об английском.

Комментировать

Комментировать