Жизненное |

Как меня сгрызли бродячие собаки

Относительно собак моя позиция теперь принципиальна.

7 ноября 2021 года две бродячие собаки меня чуть не съели, после чего мне пришлось провести пять дней в больнице, а нормально ходить я не могу до сих пор.

История

Начиналось всё благостно: дизайнер Михаил Подивилов позвал меня в гости в свой город Озёры рядом с Коломной — погулять и посмотреть. Я поехал: мне было интересно посмотреть, как выглядит жизнь в окне электрички, если ехать от Москвы, а не в. Ответ: так же плохо, зато после пересадки в Голутвине ты час едешь в нормальной электричке!

Электричка Москва — Голутвин

Голутвин. На этом я приехал

Электричка Голутвин — Озёры

А на этом — уехал в Озёры. Дизельный поезд «РА-3». Год выпуска — 2019

В салоне чувствуешь себя прямо человеком. Даже туалет есть (просторный и ухоженный)!

Пассажиров очень немного, билеты проверяют контролёры, ни на одной станции нет турникетов. Другой мир. Везде бы так.

Короче говоря, я приехал, встретился с Мишей, и мы пошли гулять в лес около станции. Лес тоже замечательный:

Гуляли три часа, хотели вернуться домой до наступления темноты и нам даже почти это удалось — но в момент выхода из леса что-то пошло не так. Мне психологически тяжело описывать дальнейшие события, потому что для этого их надо хорошенько, в деталях вспомнить и погрузиться в один большой неприятный флэшбэк. Так что далее последуют отрывки из поста Миши с моими комментариями.

Возвращение

<…>

Изначально мы собирались возвращаться той же дорогой, что и пришли, однако наткнулись на развилку и подумали, что было бы куда интереснее завершить прогулку возвращением по дороге, отличной от той, по которой мы пришли в лес.

Неизвестно как материализовавшаяся поблизости бабуленька в ответ на наш вопрос о том, сможем ли мы выйти в город по этой дороге, ответила утвердительно: для этого было необходимо найти газопровод и идти вдоль него — что мы и сделали.

Признаться, в процессе выхода из леса мы сто раз пожалели о том, что не вернулись той же дорогой, что и пришли: идти по еле заметной тропинке вдоль газопровода оказалось тем ещё удовольствием, а по выходе из леса нас настиг прекрасный аромат мусорного полигона.

На некоторое время наши философские рассуждения сменила достаточно приземлённая дискуссия о том, как вообще живут люди в домах близ этой свалки. Действительно, как можно жить в такой обстановке? И, восстанавливая контекст философской дискуссии: а можно ли в принципе назвать это полноценной жизнью? (Нет, нельзя. — И. В.)

Нападение

Судя по всему, точка выхода из леса, в которой мы оказались, была местом непопулярным: по карте было видно, что рядом находится автомобильная дорога, но не было никакого намёка даже на хоть какое-то подобие тропинки. Пришлось на некоторое время почувствовать себя первопроходцами (Sic! Первопроходцам всегда достаётся. — И. В.) и пробираться к дороге через траву.

Спустя некоторое время мы поняли, что потихоньку приближаемся к цели: справа был жестяной забор, ограждающий нас от мусорного полигона, а впереди шумела дорога. К сожалению, нас ждало большое разочарование: уже подходя к дороге мы увидели, что наш путь преграждает решётчатый забор. Было принято решение возвращаться и искать обходной путь.

Но не тут-то было: мы заметили какое-то движение около забора и уже после услышали лай. Я еле различал движущиеся силуэты в сгущающихся сумерках, но, со слов Ивана, это были две большие чёрные собаки.

У меня с собой был отпугиватель собак, который после выдёргивания специальной чеки начинал издавать громкий противный звук. Но в нашем случае эта побрякушка ничем не помогла, если даже не навредила: собаки лишь первые несколько секунд были ошарашены таким положением дел, после чего всё равно набросились на нас.

Иван крикнул мне «беги!» и пустился наутёк. (И в этом была его ошибка, хотя в моменте он думал, что добежит до дороги и позовёт на помощь кого-то, у кого есть средство эффективнее отпугивателя. — И. В.) Я попытался бежать за ним, однако спустя первые несколько секунд моего бегства меня настигли собаки: я споткнулся и упал на землю.

К счастью, я знал, что в таком случае следует свернуться калачиком и защищать шею: было страшно думать о том, что Иван, скорее всего, этого не знает (Иван действительно не знал. — И. В.) и случиться в эти мгновения с ним может что угодно.

Устройство, призванное защитить меня от собак, в сложившейся ситуации никак не помогло, хотя было включено почти постоянно: даже так они продолжали меня кусать.

Собаки отстали от меня после того, как сорвали с моей ноги ботинок. Возможно, их действительно отчасти напугал громкий звук моей сигнализации, но хорошего в этом было мало: собака, отставшая от меня, примкнула к собаке, уже находившейся около Ивана.

В это время я добежал до какой-то полянки метрах в двадцати от дороги, тоже споткнулся и тоже упал. Тут-то меня и настигли.

Окончательно посчитав меня своей добычей, эти две машины для убийства решили разгрызть мне всё, что можно (а что нельзя — просто оторвать). На мне было две куртки с капюшонами; вероятно, они спасли мне жизнь, потому что собачьи укусы в затылок с высоким шансом приводят к летальному исходу почти сразу. Разорвав всё это и сгрызя мне половину головы (звуки, которые я слышал в момент сгрызания, я не забуду никогда), проклятые собаки переключились на беготню вокруг, но о том, чтобы встать на ноги, не могло быть и речи: в ответ на любое движение или крик они снова начинали меня жрать.

Я дважды попытался вызвать по окровавленному телефону 112 (удивительно, но BlackBerry Key2 LE умеет как-то работать, даже будучи окровавленным), но ничего, кроме фразы «приезжайте, меня сейчас съедят» сказать не смог. Отследить моё местоположение по ближайшей вышке сотовой связи в 112 тоже не смогли (правильно, ведь есть статья 63 федерального закона «О связи», и если бы я жил не в России, где закон что дышло, я бы агитировал за внесение в неё возможности сказать что-нибудь в трубку и дать согласие на то, чтобы его отследили немедленно. Хотя чего это я: меня и так могут отследить немедленно, и даже обязаны: с 1 октября 2021 по этому закону операторы связи должны по требованию рассказывать, где находится абонент — но не МЧС, а Роскомнадзору! Если вам вдруг было нужно ещё одно доказательство, что в России государство занимается не тем — по-моему, лучше не придумаешь.) Два моих звонка пропали впустую.

Продолжение поста Миши:

Ивану удалось достаточно далеко от меня убежать: я слышал его истошные крики (а я действительно орал как резаный разгрызаемый — И. В.), но не понимал, откуда они доносятся. С некоторое время я помешкал и продолжил изо всех сил кричать «Иван!», после чего немного пришёл в себя и набрал на своём телефоне номер службы спасения.

Спасение

Оператор службы спасения ответил буквально мгновенно: спустя две-три секунды после начала звонка. Тяжелее всего было объяснить своё местоположение (Это серьёзная дыра в системе функционирования российской службы спасения. — И. В.): тем не менее, каким-то образом у меня это получилось, и мой вызов зарегистрировали. Примерное время прибытия бригады составило двадцать минут. (Все эти двадцать минут меня грызли. Все двадцать минут. Я потерял надежду на спасение и стал думать, что умру прямо сейчас, к концу десятой. — И. В.)

Во время разговора с оператором я всё ещё продолжал звать Ивана, но он не отвечал. Было жутко. Впоследствии оказалось, что он меня не слышал: скорее всего, из-за того, что находился ближе к автомобильной дороге и мои крики терялись в белом шуме движущихся машин. (Это так: из всех звуков я слышал и, что важнее, слушал только рычание вокруг меня проклятых собак, чтобы хотя бы рептильным мозгом понять, какое место защищать и к боли в какой области готовиться. — И. В.)

<…>

С некоторое время я думал, что нужно отправляться на поиски Ивана, но после осознал, что не имею ни малейшего представления о том, как его можно найти: на мои крики он не отзывался, а сам он больше не кричал. Я хотел обойти всю ближайшую местность, но вспомнил, что собаки всё ещё здесь: не хотелось снова на них нарваться.

В итоге я принял решение оставаться на месте и ожидать прибытия бригады: если бы я снова наткнулся на собак и они погрызли меня так же, как Ивана, общаться со службой спасения и объяснять наше местоположение было бы уже некому. Как впоследствии оказалось, это было правильное решение: Иван тоже звонил в службу спасения, но не смог разговаривать — его телефон был залит кровью. (Разговаривать Иван, как сказано выше, не мог по другой причине, но сути дела это не меняет. — И. В.)

Гражданские сумерки обратились навигационными и стало значительно темнее, однако именно благодаря наступившей темноте я смог увидеть свет проблескового маячка прибывшей полиции и выйти к ним навстречу. Как оказалось, в решётчатом заборе была дыра, через которую я в силу своего астенического телосложения смог без проблем пройти. (Как оказалось постфактум, по данным Google Maps, решётчатый забор был короток, и, если бы не собаки, мы бы спокойно могли дойти до него и обогнуть! — И. В.)

Меня встретили полицейские и я незамедлительно объяснил им, что произошло: нас с товарищем покусали собаки; товарища нужно найти, потому что я не знаю его местоположение. Меня совершенно возмутило их возражение: «И как мы тебе его будем искать?» Как искать! Вы же полицейские! А иначе зачем вы сюда прибыли? Ищите, пожалуйста! (Как? Как?!! Дальше следует непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений. — И. В.)

Поиски

Тем временем подъехала машина скорой помощи, а полицейские отправились на поиски моего друга. Совсем скоро его нашли — это стало понятно из криков полицейских, которые звали сотрудников скорой помощи, чтобы те на носилках отнесли Ивана в машину. (Полицейских было четверо. Для меня всё ещё остаётся загадкой, что помешало им не просто отогнать собак, а сразу после этого застрелить. — И. В.)

Несколько минут, пока Ивана несли в машину скорой помощи, превратились для меня в вечность: спросить о том, жив ли он, тогда ещё было не у кого, и я не знал, что несёт эта делегация из нескольких человек, вооружённых фонариками — моего друга или его труп.

Когда медики вернулись и начали погружать носилки с Иваном в машину, я с некоторое время докучал им вопросами, жив ли он и всё ли с ним будет хорошо. Несмотря на положительные ответы, этого мне было всё ещё недостаточно, чтобы поверить, что всё обошлось, поэтому я спрашивал их снова, и снова, и снова.

Тем не менее, спустя некоторое время я смог самостоятельно убедиться в том, что Иван жив: он спросил, я ли это. Я подтвердил, что это действительно я, после чего заверил его, что теперь всё будет хорошо: остаётся только добраться до больницы. Больше у меня не было слов, поэтому всю дорогу я просто держал его за руку.

По прибытии в приёмный покой Ивана сразу же транспортировали в травмпункт, где зашили, перевязали и ввели вакцины от столбняка и бешенства.

Шили меня минут сорок, буквально собирая кожу головы по кусочкам: при снятии швов хирург обнаружил их больше десятка. В озёрской больнице я провёл пять дней (NB: на коронавирус меня не протестировали, в карантин не положили, а в хирургическое отделение ежедневно приходили на перевязку люди с улицы без масок), а теперь сижу дома, плохо хожу и никак не могу прийти в себя, ни физически, ни эмоционально. Что-то во мне сломалось, и непонятно, обратимо ли.

За время, прошедшее с нападения, Миша написал бессчётно бумаг в самые разные инстанции с требованием отловить всех озёрских собак (одна из них была перенаправлена аж в Министерство сельского хозяйства и продовольствия Московской области), а через некоторое время мы собираемся судиться с коломенской администрацией и требовать компенсации морального ущерба, потому что а) я понёс и ещё понесу довольно большие расходы, б) если не ткнуть государство в проблему носом и не стребовать с него денег — государство, как обычно, предпочтёт её не заметить. О результатах я здесь напишу.

Заключение

Количество собак сокруг себя я начиная с 7 ноября 2021 года считаю катастрофой. По моему мнению, популяция бездомных собак во всех местах, где живут люди, и вокруг этих мест, должна не просто контролироваться — она должна планомерно сводиться к нулю. Все бездомные собаки должны быть стерилизованы, а при проявлении малейших признаков агрессии — убиты. Исключений в этом вопросе быть не может.

Просто представьте, что было бы, если бы эти же самые собаки напали не на нас с Мишей — молодых людей, на которых всё заживает как на… кхм, собаке, а на маленького ребёнка или пенсионера. Стали ли бы тогда те, кто сейчас говорит по любому поводу «пожалейте собачку» и таким образом придаёт жизни собаки и человека равный вес, продолжать делать так же? А шансы — равны: попасть под зубы этих машин для насилия, чьё существование мы как социум легитимизируем, может кто угодно, и совсем необязательно для этого выходить из леса по плохо протоптанной тропинке. Рядом с нами в огромном количестве живут создания, которые могут загрызть нас в любой момент просто потому, что мы им не понравимся, и если вы считаете такое положение вещей нормальным — у меня для вас очень, очень плохие новости.

Всё описанное абзацем выше касается, конечно же, и собак домашних. Их хозяева должны нести такую же ответственность за их действия, как если бы эти действия совершили они сами. И, да, фраза «ну это же собака», подразумевающая, что действие совершает существо невысокорганизованное, а значит, ему можно простить последствия этого действия — не просто не аргумент, а индикатор человека, у которого напрочь отсутствует эмпатия (хотя такому человеку, разумеется, кажется наоборот). Если вы вдобавок считаете, что собаки «лучше людей», поэтому их как биологический вид нужно холить, лелеять и прощать, а людей — не нужно, значит, у вас проблемы не только с эмпатией, но и со здравым смыслом.

Отдельный абзац у меня заготовлен для тех, кто подкармливает бездомных собак. Вы, возможно, думаете, что проявляете таким образом сострадание. Это не так: ваше сострадание с лихвой компенсируется тем, что подкармливаемая вами собака растёт, крепнет и начинает считать своей некоторую территорию, на которой живёт, то есть переходит в доминирующую позицию относительно человека. Человек, который попадает на эту территорию, становится должен откупиться едой, чтобы не быть съеденным самому. Но доминировать всегда должен человек, а не собака; любая территория, заселённая людьми или расположенная в окрестностях человеческих поселений, — это территория человека. Подкармливая бездомную собаку, вы напрямую повышаете шанс, что через некоторое время она начнёт беспричинно терроризировать окружающих.

Собака — враг человека, дорогие друзья. От собак, которые хотя бы теоретически могут нанести человеку урон, нужно избавляться физически, а их разведение — запрещать. Это единственный способ обеспечить безопасность людей, которые, ничего не сделав и никак их не спровоцировав, автоматически вдруг становятся их жертвами.


См. также:

Комментировать

Комментировать

26 комментариев

  1. Вас почти наверняка грызли псы с рядом расположенного полигона ТБО "Озеры", вдоль забора которого вы выходили к дороге. Собак отпускают погулять снимая ошейники с цепью - теперь они типа бездомные.
    Искренне сочувствуем вам. Для Озер произошедшее с вами стало шоком

    • Спасибо за сочувствие. Да, именно там всё и произошло.

      Собак отпускают погулять снимая ошейники с цепью - теперь они типа бездомные.

      То-то, я смотрю, они были абсолютно одинаковые! Кошмарная безответственность и наплевательство, не передать словами.

  2. Жаль, что ты не добавил в заметку наши перлы из объяснений полицейским, я очень надеялся их здесь увидеть: например, «мой друг Иван убежал от меня». Ещё лучше: «[...] друг убежал, после чего я позвонил в полицию». Или твоё: «Мишу начали кусать, а я убежал».

    /me истерически похихикивает

    • стоит ли повторить тут что бежать было неправильным поведением?!
      разумеется стоило держаться друг друга и попытаться спокойно вдвоём отходить не поворачиваясь спиной к собакам, возможно встать спина к спине и отбиваться, либо спрятаться головами друг другу в живот оставив снаружи жопы и ноги ... что ещё можно было эффективного сделать вдвоём?
      в тот момент когда собаки растерялись от звука отпугивающего устройства, вероятно стоило изобразить доминирование, какие-нибудь повелительные жесты руками или что

    • Да, Андрей, ты абсолютно прав. В моменте не догадались.

      Я после этого инцидента уже и перцовый баллончик купил на всякий случай.

  3. ИМХО: проблему с бездомными с собаками следует решать с корня: нужно не допускать, чтобы собаки становились бездомными. Как вариант - ввести налоги на домашних животных, чтобы безответственные люди не заводили себе никакой животности. Вариант "убивать всех" - тоже вариант, но у данной проблемы есть более гуманное решение, стоит задаться вопросом: "Как уменьшить количество бродячих собак?".

    • Согласен с вами, но лишь отчасти. А что делать с собаками, которые бездомны уже сейчас? Куда их девать?

      Налог — вещь хорошая, но тоже эффективна лишь отчасти:

      1. Человек, у которого есть деньги на оплату налога, с бóльшим шансом возомнит о себе и наплюёт на окружающих — в продолжении моего поста про утренний гав описан ровно такой случай;
      2. Многие заводят собак, наигрываются и бросают; налог может стимулировать избавиться от собаки, а не предотвратить заведение собаки у безответственного человека в принципе. Собака, от которой избавились, либо попадает в приют (что, на первый взгляд, хорошо, но у приютов обычно нет денег, чтоб содержать большое количество собак), либо становится бездомной (что хорошо, если она чипирована, потому что можно привлечь к уголовной ответственности хозяина, но принудительную чипизацию у нас, насколько мне известно, пока не ввели).

      Можно перенять европейскую практику и обязывать перед заведением собаки проходить спецкурсы, но я не вижу, как в российских реалиях избавить этот процесс от коррупциогенности.

      Всё вышеперечисленное вроде бы должно работать, но как-то не сразу и с большим потенциалом к зависанию на полпути. А вот постоянная поголовная стерилизация бездомных собак и отстрел агрессивных, уж извините, работает хорошо. И быстро: через пятнадцать-двадцать лет их точно станет гораздо меньше.

    • Благими намерениями вымощена дорога в ад. Любые рассуждения о том, насколько хороша будет практика A или B в реалиях правового государства C, подходят исключительно для правового государства C.

    • Да. Но действие в такой ситуации всегда лучше бездействия (или симуляции действия), потому что действуя, ты имеешь шанс на успех. А бездействуя — не имеешь.

  4. С вами произошло чудовищное Непременно нужно обратится к психологу Сейчас вы рассуждаете садистически, поскольку, находитесь в шоке и в травме. Но ваши рассуждения не лучше фашистких. Только там не собаки были , а евреи. Собаки не выбирают свою судьбу и бездомность. Это делает человек. Тот,что спустил охранных собак. И человек, которому наплевать. Зло в нас. В том числе и в установке убивать. По вашей логике надо уничтожить машины, сбивающие пешеходов, самолёты и женщин делающих аборты и т.д. Сначала вам нужно остановить убийцу внутри себя. Да, он в вас, как отражение невыносимой и ужасной ситуации. Он пришёл мстить и сейчас вашей жизнью управляет он. Психотерапия поможет вам вернуть собственную жизнь и собственное сердце. От всей души желаю вам этого.

    • Во-первых, мой психотерапевт совершенно точно лучше вас знает, кто управляет моей жизнью и что мне нужно.

      Во-вторых, я повторю свой тезис из поста: нельзя придавать жизни собаки и человека равный вес. Проводя, мягко говоря, весьма странную аналогию с евреями, вы делаете именно это. Человек — существо высокоорганизованное, управляемое сознанием, а не инстинктом — в отличие от собаки. Жизнь человека гораздо ценнее собачьей.

      Что же касается ответственности — здесь вы правы, ответственность несёт человек. Но скажите мне, пожалуйста, как привлечь к ответственности человека, благодаря которому расплодилось столько бездомных собак? Где он? Его нет. Ответственность размыта. Выше я уже описал, почему, пытаясь привлечь к ответственности условного человека (а тем более — социум в целом), мы заминаем проблему, и она не решается. В моих интересах — её решить, а не просто в очередной раз поговорить о том, как нам должно быть жалко собачек, и разойтись. Учитывая меньшую ценность собачьей жизни по отношению к человеческой, я не вижу в этом ровно никакого противоречия: вы же, например, комаров летом на даче хлопаете, не жалея. А комары от агрессивных собак по способу взаимодействия с человеком не отличаются.

      Спасибо за пожелание.

    • извините, посыл ваш интересный, но вы путаетесь в понятиях и оценках,
      ведь садистически - это когда нравиться причинять боль, а тут Иван просто пишет о предотвращении беды и устранении опасности, он не получает от этого никакого удовольствия, я уверен

  5. Иван, о случившемся узнал в переписке с твоим Отцом. Кинулся на эту страницу. Эмоции захлестнули. Не могу ничего писать просто! Держись, дружище! Приходи, пожалуйста, скорее в норму по всем направлениям. Желаю тебе скорейшего полного выздоровления! Молюсь за тебя. Всё будет хорошо. Обязательно будет!

  6. насчёт сломалось внутри, вот наши, даже совсем недалёкие, предки от таких ситуаций становились только сильнее, умнее и опытнее, я гарантирую это 😉
    если что в телеге пиши/звони пообщаемся

    • Это да. Но и сломанное тоже есть: теперь, например, я с гораздо меньшей вероятностью пойду гулять по городу (или в окрестностях города), которого не знаю. Обидно: животным страхом перед опасностью подавляется стремление узнавать новые места.

    • нуууу... это разве сломанное, это лишь развитие адаптационной границы и навыка обеспечения безопасности, т.е. это обычное взросление-возмужание как бы

  7. почему полицейские не застрелили собак сразу - если короткий ответ, потому что не положено,
    а в общем у полиции и др. служащих есть довольно определённые инструкции призванные минимизировать риск и ущерб для граждан и имущества во всех происходящих ситуациях, именно минимизировать, а не помочь всем максимально, что не возможно в реальности!
    конкретнее, любое применение оружия повышает риск, там в траве мог кто-нибудь быть, хозяин собак, зеваки, случайные бомжи или прохожие, нет а вдруг?! так что стрелять полицейские на месте преступления могут лишь при непосредственной опасности жизни и здоровью, а не для наказания или предотвращения возможной угрозы в будущем, предотвращать и наказывать уже дело прокуратуры и суда, даже если это касается собак

  8. Ты сам спровоцировал нападение отпугивателем и прочими глупостями. Радуйся что выжил - служебных собак специально тренируют так что все эти отпугиватель работают как команду "фас". По очевидным причинам.

    • А ты, неуважаемый пофигист, по очевидным причинам — не указав реальный адрес электронной почты и плохо прочтя текст поста прежде чем комментировать (откуда служебные собаки без хозяев вне границ огороженной территории?) — сам спровоцировал свой бан на этом сайте.

    • Вы, наверное, невнимательно читали заметку Ивана: отпугиватель использовал я, а не он.

  9. Иван, к сожалению не нашёл адреса для прямой связи, поэтому напишу в виде комментария.
    Я написал развёрнутый пост по поводу произошедшей ситуации и хочу им поделиться.

    Пост здесь: https://momingmy.tk/dogs-onslaught-reply.html

    Оригинальный markdown здесь: https://momingmy.tk/dogs-onslaught-reply.md

    Надеюсь, что он окажется полезным и буду искренне "за", если вы сочтёте нужным опубликовать его в своём блоге.