Kit: Какими люди возвращаются с войны?

В рассылке Kit от создателей «Медузы» сегодня — текст о ПТСР у ветеранов войн и том, повысится ли уровень насилия в российском обществе после войны (спойлер: незаметно, но да).

Американское издание АВС рассказывало историю ветерана Вьетнама Эда Смита, и таких историй в США — тысячи. В детстве Смит учился в католической школе, служил алтарником и пел в церковном хоре. Поступил в Университет Майами, затем был призван на войну во Вьетнаме. Вспоминая о своих первых днях на войне, Смит признавал, что сочувствовал противнику. Однако быстро понял, что необходимо «сражаться за самого себя, чтобы как можно скорее выбраться отсюда» (Курсив мой. — ИВ).

Смит быстро получил звание капитана. Артиллерийские установки, вертолеты и военные корабли приводились в действие по одному его приказу. И Смит вспоминал, что управление ими «было высшим кайфом на планете».

Спустя год службы ветеран вернулся домой. Близкие заметили, что он сильно изменился, и сам Смит рассказывал об этой перемене так: «До войны я был хорошим и кротким, а после все мое отношение к миру выражалось словами „***** (к черту. — Прим. Kit) это, ***** (к черту. — Прим. Kit) то“. У меня не осталось сочувствия к другим. Армия сломала меня».

У мужчины диагностировали ПТСР. Он начал пить, его брак распался. Даже спустя десятилетия после возвращения из Вьетнама ветеран не может заснуть, не обойдя свой дом по периметру — как часовой на посту.

Но крепко спать не помогает и это: часто Смит просыпается среди ночи, чтобы совершить еще один обход.

Диверсия на радио «Коммерсантъ FM»

Вижу, Христо Грозев пишет в твиттере:

Иду срочно слушать эфир — и действительно, там «Ногу Свело» поют припев «Нам не нужна война», потом Лавров говорит «Дебилы, бл*дь» — а потом эфир затихает.

Через пять минут открываю снова — повторяется тот же кусок. Видимо, я поймал последние десять секунд, выданные в эфир, которые мой плеер закэшировал и теперь повторяет, когда обновляешь страницу, потому что другого ничего выдать не может. Такой эффект я часто наблюдал у себя на «Сто семнадцать и два», и он ничем не лечился.

Как пишут ниже, FM-вещание идёт как обычно, это онлайн-стрим, видимо, хакнули:

Но тем не менее, достойно внимания.

Видео: Артур Шарифов о том, что обуславливает воздействие пропаганды на людей

Не очень люблю Шарифова за кликбейтные обложки (иногда — настолько кликбейтные, что начинаешь думать, помогают ли они распространению или наоборот; за остальное — люблю) и слишком динамичный отвлекающий монтаж, но тут он прямо в точку попадает своим очередным роликом:

В начале, до 8:50 — организационная часть, которую, тем не менее, полезно посмотреть, чтобы проникнуться и настроиться.

https://www.youtube.com/watch?v=4YXbQD4T2SE

«Азовсталь» и Vítkovice

Вот опубликованный вчера ролик «Последний день на Азовстали» из цикла «Крепость „Мариуполь“»:

Ролик атмосферный и страшный, снятый за день до того, как Азовсталь прекратили оборонять, но пост — не об этом.

На 3:33 на переднем плане видна зелёная железная штука с красной надписью «Vítkovice»:

Так вот, Vítkovice — это бывший индустриальный район Остравы, в котором находится ныне закрытый металлургический завод; сейчас туда водят туристические экскурсии. А я живу в десяти минутах езды от этого завода. И проезжаю его на трамвае № 2 по улице Ruská (sic!) каждый раз, когда мне надо в икею.

Во-первых, какие, однако, бывают совпадения. А во-вторых — реально интересно, каким образом эта зелёная штука с надписью оказалась на Азовстали. То есть понятно, что там металлургический завод — и тут металлургический завод, но что такое было перевезено отсюда туда, от чего осталась эта штука? И зачем?

René Coignard — Bucha

Пока слово «Буча» множит синонимы (Краматорск, Мариуполь) и обрастает новыми коннотациями — послушайте хороший дарк-эмбиент в тему:

Лучший саундтрек к происходящему — тишина, но когда молчать невозможно, а слов нет — остаётся только музыка.

https://soundcloud.com/coignard/bucha-1

Ссылки |

Буча

У меня было много тезисов насчёт путинской войны, из которых должен был собраться один большой связный пост. Я хотел собрать его сегодня, пользуясь тем, что планировал отходить от второй прививки пфайзером три дня, а отходил — два.

Но все мои тезисы сегодня были перечёркнуты большим и всеобъемлющим ужасом, после которого (и сложив который с ужасом уже прошедшим), я окончательно перестал понимать, как жить дальше. Этот ужас, который называется Буча и который должен войти в учебники истории, вместо меня описал и показал Максим Кац:

Идите и смотрите.

И пусть, если вы всё ещё хоть на йоту оправдываете это абсолютное зло, эти кадры стоят у вас перед глазами, пока вы наконец не перестанете.

Впрочем, кому я здесь пишу всё это и имеет ли это ещё хоть какой-то смысл?


P. S. Да, и вот что: если вы почему-то ещё ждёте каких-то постов про Чехию или жизнь в целом — их не будет здесь до тех пор, пока война (или её активная фаза) не закончится. Я считаю, что постить что бы то ни было отвлечённое, пока страна, гражданином которой ты являешься, совершает буквальный геноцид жителей соседней страны, — всё равно что этот геноцид поддерживать. Призываю хорошенько подумать и начать так наконец считать некоторую часть своих подписчиков, которые всё ещё ведут свои соцсети так, будто ничего не случилось.


UPD: ещё прочтите свидетельства местных жителей. У меня нет слов, чтобы это прокомментировать.

Ссылки |

Одиночный пикет в эфире Первого канала

Я молчу уже две недели, потому что нет сил и времени разгрести надуманное и собрать большой пост, содержащий мысль. Не высказав мысль, разбрасываться постами не хотел. Но тут случилось событие, которое я как бывший главред интернет-радио не могу срочно не прокомментировать.

В эфире Первого канала, прям во время прайм-таймовых новостей (понятия не имею, как они там сейчас называются, но раз в кадре сидела Андреева, видимо, это была программа «Время») появилась женщина с плакатом. На плакате было написано «Остановите войну, не верьте пропаганде, здесь вам врут». (Я не «Новая газета», мне можно не опускать текст и плакат не блюрить.)

Вот он, собственно, исторический кадр:

Редактор Первого канала Марина Овсянникова с плакатом в эфире

А вот историческое видео:

Женщину зовут Марина Овсянникова, она работает (вернее, работала) на Первом канале редактором.

Прокомментировать это я могу двумя способами. Во-первых, теперь Марина надолго вписана в историю российской пропаганды как человек, попытавшийся сломать её изнутри, за что ей большой респект и спасибо — за первую хорошую новость за последние дни.

А во-вторых, прямой эфир рулит, дорогие друзья. Я говорил это с момента создания «Сто семнадцать и два» и буду говорить впредь, теперь уже — не только потому, что ощущение причастности к моменту и параллельного существования с происходящим в студии оживляет для зрителя любую происходящую в эфире ерунду, но и потому, что прямой эфир создаёт идеальные условия для людей, пытающихся в условиях тотальной лжи говорить правду: можно успеть сказать правду, пока режиссёр не успел принять решение, каким именно источником её заглушить.

Эфир — это жизнь.

Очень надеюсь, что те мои читатели, которые смотрят эти телеспектакли лжи и лицемерия и почему-нибудь не отписались после моей прямой просьбы, увидели это всё в прямом эфире, и у них таки случился когнитивный диссонанс, пусть даже непродолжительный.