Страхи

Есть много, даже очень много вещей, которых я боюсь.

Я боюсь открыто выражать свое мнение: я настолько запуган — в том числе и самим собой — просчитыванием возможных последствий, что где-то в глубине души не хочу, чтобы на него реагировали. Особенно я боюсь говорить о политике.

Я боюсь комплиментов, потому что не знаю, что с ними делать.

Как и большинство молодых людей в России, я боюсь армии.

Продолжить чтение →

Пять пунктов про жизнь в принципе

Я устал. Закончился третий модуль в Вышке, сразу начался четвёртый, и я понял, что мне не хватает сил идти дальше. Поэтому я решил разгрузить мозг. Выключить его, перевести в режим гибернации, чтоб он вспомнил, что в мире есть не только постоянная мыслительная деятельность, а потом включить снова и бодро пуститься дальше жить.

Вот что я понял, разгрузив мозг:

  1. Мы слишком много думаем не по делу, а когда нужно думать, думаем мало.
  2. Можно всё. Все наши «нельзя» появляются из-за того, что в какой-то момент мы перестали спрашивать себя «а что будет, если...», а потом привыкли.
  3. Если хочется — надо делать. Если не хочется — не надо. Нельзя не делать? Пункт 2.
  4. Не только можно, но и возможно всё.
  5. Жизнь конечна, поэтому только по написанному выше и стоит жить. Начав жить по написанному выше, стоит забыть, что она конечна.

Читать эти пять пунктов бесполезно, нужно выдумать их самостоятельно.

Про Путь

Говорят, у каждого человека Особый Путь. Не согласен. Путь у всех — один и тот же.

Просто люди проходят его с разной скоростью и в разное время. Некоторые перескакивают, и приходится возвращаться. Кто-то тормозит и уходит назад. Кто-то вертится по кругу.

Как изображать этот Путь — разницы нет. Можно изобразить в виде графика, можно, и вправду, — кругом. Главное — дифференциация скорости и времени прохождения реперных точек. Путь — один. Графики разные.

Здесь должна быть гифка Для того, кто проходит, главное, чтоб росло значение производной от Пути — то есть скорости. А если он особенно продвинут — лично ему можно спокойно добавить перед словом «производная» любое порядковое числительное.

Что в конце Пути, автор не знает, поэтому предпочитает утверждать, что Путь бесконечен.

Разумеется, понятие Пути применимо абсолютно к любому аспекту жизни, начиная от её качества в целом и заканчивая отношением, скажем, к сериалу, который вы любите смотреть по вечерам.

Фрэнки-шоу

Я сравнительно недавно писал о том, как моё сердце захватил мультяшный Mr. Freeman. Захватил и отказался отпускать, пока не пересмотрю все серии и не познаю всё, что можно познать. Сегодня — с радостью пишу: эпопея продолжилась.

Все это время фрименомания прогрессировала, заражала мозг, и клетки ее плодились, как инфузории в тепле. Но — определенно чего-то не хватало. И это что-то, как обычно, лежало под самым носом — оставалось увидеть и вдохнуть.

Увидел. Вдохнул.

Рассказываю.

Продолжить чтение →

Человек и интеллект

Прочёл я пару месяцев назад «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. И так почему-то вдохновился всеми этими альфами, бетами и одним-единственным борцом с системой, что тут же родил концепцию процесса интеллектуального развития человека. Любого.

Концепция не претендует на правильность и есть лишь маленькая песчинка в пустыне наших субъективных мнений о нас самих.


Процесс интеллектуального развития человека можно представить так.

Сейчас загрузится GIF, секунду.

В первые годы жизни человек познает объективный мир. Потом видит, что в нем какого-то рожна не все хорошо и пытается понять, какого. Годами он думает, преодолевает разнообразные препятствия, большая часть которых — внутри его самого, постепенно взбирается на эту огромную гору, в конце концов достигает вершины, становится выше всего, что только есть — ну, правильно, он же на вершине, — и ему открывается последняя истина: бытие с глобальной точки зрения — совершенно бессмысленно. Совсем. Абсолютно. Жизнь не имеет смысла.

Дальше — три варианта развития событий. Человек может:

  1. Придумать себе смысл жизни. Так умные люди выдумали себе богов и их заветы. (А не очень умные — воспользовались их придумками.) Доверить ответственность за собственные поступки воображаемым богам, а значит — перестать думать об их последствиях. И чуть-чуть-таки скатиться с вершины.
  2. Резко сознательно (!) снизить свой интеллектуальный уровень. Понимая, что на высшей точке интеллекту сидеть нет смысла, т.к. осознав абсолютную бессмысленность бытия, дальше жить, мягко говоря, трудно, человек осознанно опускается до уровня большинства людей. Если человек — максималист, он начинает усиленно окунаться в информационные потоки, которые ему предлагает большинство соцсетей и СМИ — то есть те, для восприятия которых не нужно критическое мышление — и сбрасывается с вершины горы в пропасть. Приводит это сами знаете к чему. Если не максималист — спускается чуть ниже, где больше кислорода. Вскоре он забывает, что когда-то был на вершине, и его жизнь спокойно протекает на нужной лично ему высоте.
  3. Прекратить свою бренную, как выяснилось, жизнь, то есть самоубиться. Начать все заново (с точки зрения буддизма). И так — до бесконечности.

В высшей точке долго никто не задерживается. Либо на взлете, либо — в перманентной стабильности — после падения.

Как правило, большинство людей понижают свой IQ бессознательно. Или его понижают за них. Постепенно они привыкают к регрессу и с точки зрения интеллекта «впадают в детство», окончательно и бесповоротно.

(Знаю хороший способ побыстрее прийти к высшей точке: медитация. Слушание интуиции, себя, своего подсознательного — как хотите называйте. Открывает всяческие чакры (не люблю это слово. но нормального аналога не нахожу; назовем открытие чакр «открытием себя для мира»). Расслабляет: автоматически за первые пять-десять секунд снимает большинство мышечных зажимов — стоит только настроиться. Да и вообще, приятно это. Главное — телефон отключить. И мозг — его гораздо труднее, но тоже надо.)

Жить, когда находишься перед высшей точкой, перед самой вершиной, ну очень интересно. Наверное, это самый интересный момент. С повышением интеллекта интерес возрастает: видишь все больше путей к ней. Разнообразие разноображается.


На этом месте у меня закончился поток сознания. Если есть что добавить или возразить, добавляйте в комментариях — или на почту, если стесняетесь, что вот вокруг все такие крутые, критически мыслят, адепты логики, а вы напоказ хотите пострадать какой-то эзотерической хренью. Я тоже стесняюсь на самом деле. Но у меня есть один пендель во плоти, который... впрочем, я уже об этом писал, чего повторяться-то. Спасибо тебе, мил человек. Мотивируешь.

И еще, насчет медитации. Думаю, найдется хоть один человек, который знает что-нибудь о том, как это всё делается. Я один способ знаю, но вдруг есть ещё? Пишите письма.

А Хаксли прочтите, если еще не. Хотя, думается мне, уже да.

Freeman

Когда мне было шесть лет, я обожал смотреть Смешариков. Хороший был мультик, интересный. И по телевизору с утра в воскресенье показывали, и на диске можно было купить - красота.
Следующей на очереди стала Масяня, творение Олега Куваева. Не понимая (и хорошо!), о чем конкретно говорилось в эпизодах этого странноватого мульта, я все же от него тащился. Даже свой рисовал, по образу и подобию. В Пэйнте. А монтировал в МувиМейкере. Дёшево и сердито.

Три месяца назад, лёжа в больнице с аппендицитом и совершенно не желая читать кошмар десятиклассника - «Войну и мир», я познал Мистера Фримена.

Продолжить чтение →

Ностальгия

Когда мне было восемь лет, я обожал ездить на метро. Оно манило меня своей необычностью и загадочностью. Ну, предположим, понятно, как строилось все это, хоть и не до конца. Я видел процесс по телевизору. Но как это работает? Что происходит в тоннелях и на станциях, когда метрополитен закрывается? Почему поезд в метро и вообще на любой, кстати, железной дороге, стучит колесами по рельсам именно так, а не иначе?
Я искал ответы на все эти вопросы… да где только не искал. Облазил, кажется, миллион сайтов по истории и устройству метрополитена. И все равно не до конца понимал. (И все время говорил, что вырасту и стану машинистом. Потому что это – действительно интересно.)
Дедушка, небольшой специалист в этой области, доходчиво объяснял мне то, что знал. И я помню, как мы с ним и с бабушкой ездили по Бутовской линии легкого метро, и я, наплевав на панорамы, открывающиеся из окон, просто сидел и слушал этот мерный стук. Стук колес по стыкам рельсов. (Тогда я еще не знал, что по стыкам. Думал, поезд шпалы задевает. Почему-то. )
Прошло время. Деревья усохли и стали меньше. Любовь к метро – тоже. Вырос.

Сейчас мой мозг во время поездки в метро обычно занят абсолютно отвлеченными мыслями. Но совсем недавно, проезжая по Кольцевой, я вдруг осознал, что… уже минимум три минуты просто стою и слушаю этот самый стук.
Что-то тогда во мне щелкнуло, и я вспомнил. Вспомнил те самые прекрасные поездки на легком метро. Вспомнил себя в восемь лет и бабушку с дедушкой. Вспомнил.
И сразу на душе стало тепло. Хорошо.

Жизнь можно сравнить с поездом метро. То поедет, то остановится. Когда останавливается, в нем не видишь смысла. Зачем нужен локомотив, если он стоит на месте?
А когда едет – сразу становится хорошо. Главное - не превышать скорость.
Делайте все для того, чтобы ваш поезд останавливался как можно реже. Чтобы из темных тоннелей метро он выехал на землю, на пригородные пути.
И стал поездом дальнего следования.