Интернет |

Для меня стало большим откровением, что оказывается, Google Таблицы (есть подозрение, что и Google Документы; не проверял, но почти уверен) не работают без интернета.

Казалось бы, можно сделать так, чтобы изменения, которые я вношу без интернета, сохранялись в кэше браузера, а когда интернет у меня появлялся, гугл бы спрашивал, хочу я их применить или нет (или, еще лучше, дал мне выбрать: спрашивать каждый раз или всегда автоматически вносить).

Но нет. Без интернета все кнопки, носящие хоть какие-то изменения, в Google Таблицах заблокированы, а наверху висит плашка “Connecting...”, хотя очевидно, что если ему за тридцать секунд сконнектиться не удалось, значит, и не удастся.

Могу только процитировать Вастрика:

Сначала было плохо, а потом пришли программисты и сделали еще хуже. Зато в облаке.

Добавлено 29 июля: в редакцию пишут, что там есть офлайн-режим, но без интернета он ваш документ не скачает. Бинго!

Когда интернет пропадает неожиданно, пользователь не может продолжать работать в Google Таблицах.

Трипофобия и её иллюстрации

У меня трипофобия — боязнь «органических отверстий» и разного рода пупырышек в большом количестве.

Я об этом узнал довольно давно, совершенно не помню, как. А сегодня в разговоре с товарищем как-то подвернулась тема фобий в принципе, и я говорю: вот, типа, есть у меня такое, сейчас гляну, как называется. Ввожу в гугл «боязнь органических отверстий», вижу — трипофобия. И ссылка на Википедию. Я по ней тут же иду, интересно же почитать.

И что же вижу? Прямо в начале статьи, не прикрытую никакими спойлерами, картинку с теми самыми органическими отверстиями, от которых мне немедленно становится плохо!

Гугл по запросу «трипофобия» тоже прямо на первом экране выдаёт такие картинки, причём ещё страшнее (после того, как я это выяснил, они минуты три стояли у меня перед глазами).

Я к чему.

Во-первых, сопровождать энциклопедические статьи о фобиях изображениями, которые эти фобии триггерят — несусветная глупость и неуважение к людям, которые ими страдают. Пожалуйста, если пишете про них в интернете, прячьте эти картинки хотя бы под спойлерами — не зря же люди JavaScript придумали.

А во-вторых, так я впервые столкнулся с тем, что безусловная ценность знания, которую я принимаю за аксиому, перевешивается в моём восприятии отторжением, которое я испытаю, если это знание попытаюсь воспринять. Больше я не полезу в эту статью в Википедии и вообще ни в одну статью о трипофобии, потому что буду бояться встретить там иллюстрации (поставленные людьми, у которой трипофобии нет).

С некоторыми допущениями можно сказать, что трипофобия мешает мне познавать себя. Это очень интересно с философской точки зрения: выходит, что познать в полной мере фобию (любую, наверное) может только человек, ею не обладающий, а обладающий вынужден мириться с ограничением в познании, которые эта же фобия на него и наложила.

Что я смотрю на YouTube

Я иногда натыкаюсь в разных соцсетях на просьбы подсказать интересные YouTube-каналы (адресованные, конечно, не лично мне, а всем проходящим мимо). Чтобы не писать в ответ на эти просьбы одно и то же, решил написать небольшой пост.

Почитать небольшой пост →

«Серебряный дождь» собирает донаты

Тут с моим любимым «Серебряным дождём» случилась история. «Серебряный дождь» на фоне пандемии и самоизоляции лишился рекламных доходов.

Далее привожу цифры из спецэфира основателя СД Дмитрия Савицкого.

Когда станция работала в нормальном режиме, в месяц на неё тратилось около 15 млн рублей. В мае вместо этих пятнадцати миллионов станция получила шестьсот тысяч. Поскольку к этому моменту у неё уже накопился долг, её решили переводить на авральный режим с сокращением сотрудников и урезанием всех возможных расходов (включая приостановку выхода большей части программ). В урезанном режиме месяц работы станции стоит 8,5 млн рублей.

В среду Савицкий вышел в утренний эфир, раскрыл описанное выше и сказал, что, скорее всего, если не удастся продержаться до сентября, «Серебряный дождь» к осени перейдёт на формат «музыкальной шкатулки» и будет круглосуточно играть музыку в стиле диско. И называться будет не «Серебряный дождь», а «Радио СД», потому что «Серебряным дождём» в эфире называть будет уже нечего.

Продолжить чтение →

Хор

На самоизоляции ожидаемо активизировался фейсбук, и в нём начались спонтанные флешмобы «постим десять дней подряд свои любимые... (подставить любое русское существительное)». Меня в таком пригласил поучаствовать мой собственный отец (чего я от него не ожидал, потому что до сего момента представить его, как и себя, участвующим в таких делах не мог). Участники конкретно этих дел десять дней постят свои любимые музыкальные альбомы. Но большую часть моих любимых альбомов папа за меня уже перечислил (что неудивительно), поэтому я быстренько отписался в комментариях по поводу остальных, пообещал, если вдруг что, написать вместо фейсбука здесь и благополучно забыл.

А на следующий день рекомендации YouTube выдали мне запись с концерта Детского хора Сектора педпрактики Московской консерватории, которую папа же и снял десять лет назад. Вот она, ниже. На ней видно и меня — четвёртого справа во втором ряду.

Тут-то я и понял, какой мой любимый альбом из неназванных.

Продолжить чтение →

Обратите внимание на звук

С недавнего времени я начал режиссировать стримы одного знакомого медиа, и есть одна проблема, которая не даёт мне покоя.

Стримы потихоньку заменяют собой живые мероприятия и не факт, что после окончания всех локдаунов (или, как это теперь у нас называется, карантикул) живых мероприятий будет столько же много, сколько было. Поэтому стримы надо делать так, чтобы их можно было воспринимать как нечто полноценное, а не тяп-ляп, сварганенный за час до начала из того, что было.

Но не знаю, как у вас, а у каждого второго гостя наших стримов микрофон встроен в компьютер, и низкое качество их звука мешает воспринимать стрим серьёзно. Та же проблема с ведущими — но с ними легче, ибо ведущий, как река, постоянен, и через пару-тройку стримов у него-таки входит в привычку проверять настройки, а техника, которую я советую ему купить, чтоб звучать сколько-нибудь приемлемо, до него всё-таки доезжает.

Продолжить чтение →