Не торопитесь

Знаете, мы слишком тупые, чтобы с той скоростью, которая сейчас считается нормальной, создавать что-то по-настоящему хорошее.

Я имею в виду нас, людей. Не вас конкретно, не вашего соседа, не Фёдора Михайловича Достоевского — всех. Абсолютно. И себя тоже.

Невозможно написать хорошую статью за день. Родить ребенка за месяц. Создать нетленное произведение искусства за два. Снять хорошее кино, нарисовать гениальный дизайн-макет сайта, построить дом, сделать из металла и микросхем седьмой айфон.

Каждое наше действие требует времени — но время не ограничено. Никем и ничем. Время ограничиваем мы сами. Это мы придумали, что любая новость должна доходить до аудитории меньше чем за пять минут — а потом под прикрытием благих прогрессивных намерений довели себя до состояния, в котором не можем не доводить. Это мы берём за шкирку любой бред, пришедший нам в голову, и от недостатка самоуверенности сразу же публикуем. Это мы снимаем откровенно хреновые телесериалы, пишем откровенно хреновые книги, статьи, посты, это мы создаем откровенно хреновые товары и откровенно хреново оказываем услуги — нас никто не заставляет это делать, кроме нас самих.

Мы приучили себя к тому, что это — нормально. И это стало нормальным. И именно поэтому в интернете сейчас столько мусора — всевозможных одинаково плохих текстов, видео, фотографий, интерактивных карт, блогов (и мой, как вы понимаете — не исключение); мы едим, пьём и пользуемся тем, что в жизни не видело объективного знака качества; мы стали частью конвейера, быстро и стремительно производящего говно. И тут же потребляющего, конечно же.

Всё, что есть вокруг нас, мы создаем сами. Создавать же можно двумя способами: медленно делать прекрасное, отрисовывая, отрихтовывая, шлифуя каждый пиксель, сантиметр, буковку, деталь — или же конвейерным методом штамповать что-то некачественное и живущее еще меньше времени, чем то, что потрачено на создание. Привыкли мы — ко второму. Если я действительно прав — привыкать лучше к первому.

Потому что если я создал нечто, как мне кажется, новое, то по прошествии некоторого времени мне приходит озарение: я вдруг начинаю понимать, что это нечто не стоит того, чтобы отдавать его миру — и нужно либо доработать, либо выбросить; с мусором лучше делать второе. Что если уж давать миру что-то новое, то не вываливать кирпичами из самосвала, а аккуратно опускать на землю; чем выше скорость производства, тем меньше шансов выдать произведенное, не отколов кусочек; а ценное должно быть в каждом кусочке. Гораздо красивее по отношению к миру выдать ему золотой слиток, чем кучку земли, в котором, возможно (впрочем, не факт), есть немного золотого песка. Гораздо красивее по отношению к миру — и к себе самому.

Если вы конвейер — торопитесь! Быстрее! Ещё быстрее — а не то ваши лавры унесут другие конвейеры. Каждая секунда на счету; а время — деньги!

Если нет — возьмите творческий отпуск и погрузитесь в процесс творения. Сделайте что-то по-настоящему хорошее. И обязательно помните: лучшее — не враг хорошего; все, что враг хорошего — не лучшее. Чувствуйте это.

Не торопитесь.

Творите.

Человек и интеллект

Прочёл я пару месяцев назад «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. И так почему-то вдохновился всеми этими альфами, бетами и одним-единственным борцом с системой, что тут же родил концепцию процесса интеллектуального развития человека. Любого.

Концепция не претендует на правильность и есть лишь маленькая песчинка в пустыне наших субъективных мнений о нас самих.


Процесс интеллектуального развития человека можно представить так.

Сейчас загрузится GIF, секунду.

В первые годы жизни человек познает объективный мир. Потом видит, что в нем какого-то рожна не все хорошо и пытается понять, какого. Годами он думает, преодолевает разнообразные препятствия, большая часть которых — внутри его самого, постепенно взбирается на эту огромную гору, в конце концов достигает вершины, становится выше всего, что только есть — ну, правильно, он же на вершине, — и ему открывается последняя истина: бытие с глобальной точки зрения — совершенно бессмысленно. Совсем. Абсолютно. Жизнь не имеет смысла.

Дальше — три варианта развития событий. Человек может:

  1. Придумать себе смысл жизни. Так умные люди выдумали себе богов и их заветы. (А не очень умные — воспользовались их придумками.) Доверить ответственность за собственные поступки воображаемым богам, а значит — перестать думать об их последствиях. И чуть-чуть-таки скатиться с вершины.
  2. Резко сознательно (!) снизить свой интеллектуальный уровень. Понимая, что на высшей точке интеллекту сидеть нет смысла, т.к. осознав абсолютную бессмысленность бытия, дальше жить, мягко говоря, трудно, человек осознанно опускается до уровня большинства людей. Если человек — максималист, он начинает усиленно окунаться в информационные потоки, которые ему предлагает большинство соцсетей и СМИ — то есть те, для восприятия которых не нужно критическое мышление — и сбрасывается с вершины горы в пропасть. Приводит это сами знаете к чему. Если не максималист — спускается чуть ниже, где больше кислорода. Вскоре он забывает, что когда-то был на вершине, и его жизнь спокойно протекает на нужной лично ему высоте.
  3. Прекратить свою бренную, как выяснилось, жизнь, то есть самоубиться. Начать все заново (с точки зрения буддизма). И так — до бесконечности.

В высшей точке долго никто не задерживается. Либо на взлете, либо — в перманентной стабильности — после падения.

Как правило, большинство людей понижают свой IQ бессознательно. Или его понижают за них. Постепенно они привыкают к регрессу и с точки зрения интеллекта «впадают в детство», окончательно и бесповоротно.

(Знаю хороший способ побыстрее прийти к высшей точке: медитация. Слушание интуиции, себя, своего подсознательного — как хотите называйте. Открывает всяческие чакры (не люблю это слово. но нормального аналога не нахожу; назовем открытие чакр «открытием себя для мира»). Расслабляет: автоматически за первые пять-десять секунд снимает большинство мышечных зажимов — стоит только настроиться. Да и вообще, приятно это. Главное — телефон отключить. И мозг — его гораздо труднее, но тоже надо.)

Жить, когда находишься перед высшей точкой, перед самой вершиной, ну очень интересно. Наверное, это самый интересный момент. С повышением интеллекта интерес возрастает: видишь все больше путей к ней. Разнообразие разноображается.


На этом месте у меня закончился поток сознания. Если есть что добавить или возразить, добавляйте в комментариях — или на почту, если стесняетесь, что вот вокруг все такие крутые, критически мыслят, адепты логики, а вы напоказ хотите пострадать какой-то эзотерической хренью. Я тоже стесняюсь на самом деле. Но у меня есть один пендель во плоти, который... впрочем, я уже об этом писал, чего повторяться-то. Спасибо тебе, мил человек. Мотивируешь.

И еще, насчет медитации. Думаю, найдется хоть один человек, который знает что-нибудь о том, как это всё делается. Я один способ знаю, но вдруг есть ещё? Пишите письма.

А Хаксли прочтите, если еще не. Хотя, думается мне, уже да.

О сиесте

Когда ты на курорте, а на улице дождь и холодно, смысл существования потихоньку теряется и улетает от тебя вслед за антициклоном. Тогда начинается вечная сиеста — двухчасовая. А потом потом начинается другая, третья, и после третьей хочется отдохнуть. Сходить на море, погулять по городу. Но смотришь в окно, вспоминаешь, из-за чего начался сиестомарафон, и приступаешь к четвёртой сиесте.

Но сиеста сиесте рознь, поэтому приходится сиестировать разными способами. Сейчас перевернусь на другой бок, опробую новый способ. В конце концов, завтра же в Рим ехать. Там отдыхать не придётся.

Лайфстайл — двигатель торговли

Apple продаёт лайфстайл.

Иван Сурвилло

Пока я пересматривал третий сезон «Шерлока», мне пришло озарение.

Не только Apple. Все компании, хоть как-то вложившиеся в рекламу, продают не товар, а именно лайфстайл.

Пока вы смотрите, слушаете или читаете рекламу, в вашем мозгу формируются образы. В случае с суперновым ноутбуком или планшетом — образы современной, удобной и простой жизни, когда все под рукой и не нужно нажимать десять кнопок, чтоб сделать селфи и отправить его в Фейсбук на облайкивание. В случае с шоколадом «Аленка» — ну, помните, мультяшная такая реклама, там ещё рыжий кот прикольный был — образы беззаботной семейной жизни. В случае с любой одеждой или обувью — жизни стильной, той, в которой любой встречный, увидев тебя, мгновенно понимает, что ты не серая мышка-замухрышка, а оригинальная личность, одна из миллионов.

Ваш мозг придумывает себе образы не товаров, а вас с товарами. Вашей жизни, которая мгновенно улучшится после покупки этих товаров уже оттого, что они у вас появились. Образы лайфстайла.

К сожалению, единственный способ достоверно установить, подходит вам сформировавшийся лайфстайл или нет — купить товар и попробовать. Если бы мы знали это наперёд и умели ещё включать вовремя своих внутренних рационалистов — Apple не продала бы вчера миллиардный айфон.

Про восприятие музыки

Между сном и бодрствованием есть такое состояние, в котором человек глубже всего воспринимает музыку.
Чтоб войти в него, нужно отключить мозг. Полностью. Только тогда, отключив внутреннее воздействие на разум, можно будет воспринимать внешнее.
Еще, конечно, музыка должна быть хорошая. Пробирающая. Сильная. Громкая. Та, в которую можно погрузиться и не хочется возвращаться.
После выхода из этого состояния становиться безумно жаль, что вышел. Но не выйти сложно, обычно приходится.

Для меня такой музыкой год назад стал DSOM. Музыкой-резонатором, самой глубокой музыкой. Не той, что захватывает скоростью и динамикой, а той, что увлекает именно глубиной. И содержанием, конечно. Пели бы они, Pink Floyd, про дядю Петю с района, вряд ли бы их музыка была столь интересна.

(Сейчас, конечно, дочитав до этого места, некоторые возмутились: почему, мол, автор пишет об одном и том же? Только что же похожий пост был! И тоже про DSOM. Нафиг повторяться, графоман ты наш?
Позвольте повториться. И считайте это второй частью того самого поста.)

Продолжить чтение →

Об одиночестве

Каждый раз, когда темой школьного сочинения становится вопрос, хоть каким-то боком касающийся человеческой психологии, ответ на этот вопрос может быть только один. Неважно, что за вопрос. Неважно, как он задан, кем, зачем, где, в какое время, по какой причине. Ответ в любом случае единственный.
Думаю, вы уже догадались, что это за ответ.
Когда немецкие нацисты строили Бухенвальдский концлагерь, над его воротами они сделали весьма занимательную надпись. «Hedem das Seine». «Каждому свое». Это классический принцип справедливости, сформулированный еще в Древнем Риме. После Второй Мировой эти слова стали чуть ли не ругательными – понятно, почему. Но, если отбросить обстоятельства и познать их суть, становится ясно – слова-то мудрые. Не зря Цицерон их в четыре своих трактата включил. Но это так, лирическое отступление.
Если поразмыслить над темой очередного сочинения ("Одиночество - это страшно?") - эта фраза, про свое, придет на ум одной из первых.
И действительно. Каждому свое. Мы ведь все разные. И на одиночество, то бишь на отсутствие поддержки или просто людей рядом реагируем неодинаково. Кто-то страдать будет, мучиться, бросили меня, мол, несчастного. Кто-то скажет: да и ну вас на три русских буквы, сам разберусь. Каждому свое.
Это заложено в природе человеческого характера. Ясное дело, проще страдать и ждать помощи откуда-нибудь, чем помогать себе самому. Но кто-то выбирает одно, а кто-то другое. Кто-то решается на проявление индивидуализма, кто-то – нет. Психология.
Вот так вот.

Сочинение а-ля поток сознания. О взрослении

Что помогает человеку взрослеть?
Вопрос серьезный. Трудный. Но, пожалуй, обязательный – ответить на него должен каждый. Причем я бы этот вопрос чуть-чуть подкорректировал: главное – понять и ответить, что помогает взрослеть самому себе. И что вообще такое для вас взросление – что скрывается за этим, в общем-то, размытым и непонятным словом. Для одних взросление – это приобретение новых знаний, умений и навыков. Для других – личностный и психологический рост. Для третьих – скучная ерунда, не дающая покинуть детство, которую вообще лучше избегать… Непонятное какое-то слово, неясное. Что называется, каждому своё.
Хотя, может, это и хорошо, что каждому своё. Понимай и адаптируйся как хочешь. Это вообще-то правильно, только вот «правильно» - тоже понятие относительное.
По моему личному мнению, взросление – это некий процесс, дающий человеку способность к жизни в обществе, но при этом нещадно отбирающий у него привычную и красивую картину мира, что сложилась у него в детстве. Причем этот противный процесс начинается аж с трехлетнего возраста, когда человек обретает наконец сознание собственных действий.
Мама не дала конфету – это часть процесса взросления. Понимание, почему мама не дала конфету – тоже.
Папа не дал карманных денег – часть процесса взросления. Понимание, почему он такой скряга – тоже.
В школе поставили два – да, да, взросление. Понимание, за что два – тоже. Только важно, чтобы это понимание было правильным, иначе это не взросление, а… деградация.
А вот что помогает человеку взрослеть, это трудный вопрос. Трудный, но разрешимый. На каждого оказывает влияние окружение и потоки информации, льющиеся в мозг. А из событий и впечатлений помогают взрослеть те, из которых человек сделал выводы. Любые, хоть какие. Частный случай - подобные задания. Потому что развивают. Потому что заставляют подумать. Действительно подумать, а почему так? Да и… как – так?
Вопросов много, ответов – тоже. Каждый ответ – шаг к мудрости. И взросление – процесс, сопровождающий человека, ступившего на путь к этой мудрости. Сопровождающий в самом начале. Потому что в один прекрасный момент взросление вдруг оборвется, и начнется новый этап, новая часть пути –осознание того, что все заморочки и прибамбасы, обретенные в процессе взросления – вообще-то ненужные и вредные вещи. И избавление от них.
Плохо, если этот этап не наступит. Если он не наступил – сочувствую. И да, в ваших силах все исправить. Вообще всё причем. Всё, что так или иначе поддается исправлению.
Может, это всё, конечно, утопия, но мне хочется верить, что нет.
И я верю.

Диплом и всё о нём

Я тут подумал.
Всю свою короткую, в общем-то, жизнь (точнее, года эдак с 2010-го), я создаю сплошные аналоги.
Точнее, не аналоги, а скорее «пародии в домашних условиях».
К примеру, летом, когда делать нечего, я собираю банду-команду окрестных мальчишек, и делаем вместе пародию на «Шоу Уральских Пельменей». То бишь, концертик огранизовываем. Собираем с десяточек отборных зрителей, готовых рукоплескать каждому нашему движению – и вперед.
А сейчас… Нет, лучше начать с самого начала.
Как-то, в июне этого года, сидел я на корреспондентской работе в своей любимой телекиношколе и усердно записывал рекомендации человека, преподающего у нас корреспондентскую работу. Рекомендации были на тему «что посмотреть летом, шоб провести время с пользой». И в какой-то момент мне, как интересующемся всяческим научпопом (это расшифровывается как «научно-популярное кино», никаких неприличностей), присоветовали фильмы некоего популярного в узких кругах Антона Войцеховского.
Я поблагодарил за рекомендации, пришел домой и залез в яндекс.
Яндекс выдал весьма интересный контент, заинтересовавший и заинтриговавший меня, так сказать, целиком. Так, как я обычно заинтересовываюсь телевизионными программами – сначала пересматриваю всё, что можно пересмотреть, а затем начинаю думать, что бы я делал на месте ведущего. Именно так случилось и сейчас. Я стал думать.
Думал я довольно долго, что для меня редкость. Обычно заинтересовавший меня проект – это развлекательная программа, в которой все достаточно просто – ведущий(е) говорят всякие смешные вещи, зритель ржёт. Иногда наоборот.
Но тогда я понял, что мне попалось что-то серьёзное. Действительно серьёзное. Просто так повторить это, иногда подстраиваясь под окружающий мир, не получится – по крайней мере, в краткие сроки.
А в то время в телекиношколе сдавали дипломные работы. У меня как раз намечалась научно-популярная телепередача. И я решил сделать что-то похожее, добавив щепотку своего, естессно. То есть, сделать, что смогу, а что хронически не смогу – и хрен с ним. Но то, что смогу, сделать не просто так, а качественно.
И стал делать. Сварганил быстренько презентацию, представил жюри. Жюри, посмеиваясь, дало очередные рекомендасьон и отпустило с миром.
Я стал делать. Созвал группу товарищей (см. выше, про концерты) и снял четырехминутную хрень. Группе товарищей, в особенности тому, кто вел эту хрень (вел не я, я только режиссировал, пытаясь понять, как этот процесс вообще происходит и что при этом нужно делать), понравилось. В отличие от меня.
Я стал еще думать. Вернее, не думать, а с удвоенной силой, почти фанатично, чесать репу, чего со мной давненько не случалось. Надо, думаю, сделать еще раз. Но не тупо сжечь бумагу и сказать на камеру, что при ее горении в атмосферу выделяется много всякого дерьма, а снять что-нибудь нормальное (для моего возраста, разумеется). Даже, может быть, с компьютерной графикой, которая, не скрою, в «ЕХпериментах» (так называется программа Войцеховского) меня привлекла сильнее всего.
Почитав ЖЖ своего нового кумира, я проникся атмосфэрой теледейства, витавшей в его страницах, и усердно принялся за работу. Связался с самим ведущим «ЕХпериментов», попробовал завести беседу. Но чего-то у нас с ним не вышло. Ну да ладно. То ли еще будет.
А теперь пишу сценарий уже шестиминутной хрени (а может, и не хрени, кто знает?), одновременно рисую в Adobe After Effects шаблоны графики и думаю: быть на дециметровом Восьмом (пока) канале новому телепроекту Ивана Ветошкина или не быть? У кого есть телефон гадалки с опытом работы на телевидении, дайте. Буду рад.